Сокровищница духовной мудрости

. Те, которые лгут, отвергают Господа, и не возвращают Ему залога, который получили; а они получили от Него дух нелживый. Если они возвращают его лживым, то бесчестят заповедь Господа и делаются похитителями (св. Ерм, 94, 182).

Надобно остерегаться. обмана не только явного и очевидного, но и такого, который прикрыт тонким лукавством и хитростью (сщмч. Киприан Карфагенский, 64, 178).

Бегай лжи, иначе она отгонит от тебя страх Божий (прп. Антоний Великий, 89, 103).

Обучим язык наш славословию Божию, молитве и правде, чтобы избавиться от лжи (когда она изыдет нам в сретение) (прп. авва Исаия, 59, 91).

. Ложь рождается от любления славы человеческой; но кто удаляется оной со смирением, в сердце того возрастает страх Божий (прп. авва Исаия, 59, 214).

Если кто солжет пред тобою, не гневайся, но скажи: прости мне (прп. авва Исаия, 89, 446).

. Привычка ко лжи делается матерью лжи, и искусившийся в воровстве легко отваживается на неправое дело, потому что предшествующий грех делается поводом к новому греху (свт. Василий Великий, 6, 273).

Надобно ли лгать, имея в виду что-нибудь полезное? Сего не дозволяет сказанное Господом, Который решительно говорит, что ложь от диавола (см.: Ин. 8, 44), не показывая никакого различия во лжи (свт. Василий Великий, 9, 213—214).

. Злополучен и жалок, кто коснеет во всякой лжи, потому что диавол искони ложь есть (ср.: Ин. 8, 44). Кто коснеет во лжи, тот не имеет дерзновения, потому что ненавистен и Богу, и людям (прп. Ефрем Сирин, 30, 19-20).

У дерзкое сердце, и он не закрывает сего; он охотно выслушивает тайны и легко открывает их; он умеет низлагать языком своим и тех, которые твердо стоят в добре (прп. Ефрем Сирин, 30, 20).

человек ни в каком деле не заслуживает одобрения и во всяком ответе подозрителен (прп. Ефрем Сирин, 30, 20).

ничего не говорит без клятвы и думает убедить многоглаголанием. Лжец многоизобретателен и изворотлив. Нет язвы глубже этой, нет позора выше этого. Лжец для всех гнусен и всем смешон. Поэтому будьте внимательны к себе, братия, не коснейте во лжи (прп. Ефрем Сирин, 30, 20).

Без обмана делай дело свое, брат, ибо так прилично верным, и обретешь благодать в трудах своих (прп. Ефрем Сирин, 30, 209—210).

Если хочешь, чтоб ни в чем не обманул тебя противник, то веруй, что все, сделаешь ли что, или помыслишь, не сокрыто от Бога (прп. Ефрем Сирин, 30, 503).

Если увидишь обман, не тотчас обличай (прп. Ефрем Сирин, 31, 631).

Нетверд голос у обманщика, смутна речь его; непрестанно меняется цвет лица у того, кто строит козни и расставляет сети (прп. Ефрем Сирин, 34, 275).

ложь свою слагает с истиною, чтоб обман его оставался прикровенным (прп. Ефрем Сирин, 34, 306).

вовлекает нас в хитрословие, чтобы человек оправдывал себя, когда и виновен, извинял себя в грехе и беззаконии, а извинением и виновностью усугублял свое бедствие (прп. Ефрем Сирин, 34, 306—307).

Если вознамерится пленить тебя неправдою, великий оплот тебе — правда (прп. Ефрем Сирин, 34, 354).

. И лжеапостолы страдали за Христа, и они благовествовали о Царстве Небесном. (прп. Макарий Египетский, 67, 264).

. Ложь есть какое-то рождающееся в уме представление о не сущем, будто бы существует то, чего нет. (свт. Григорий Нисский, 18, 266).

Праздник Божий — истинное ведение, кто же внимает лжи и заблуждению, тот умрет дурною смертью (авва Евагрий, 89, 610).

Ложь — гнусное бесчестие человека; избежим обвинения, вызываемого ложью; не делай себя в глазах друга не заслуживающим доверия, боясь не встретить к себе более веры даже и тогда, когда говоришь истину; тот, кто оказался лжецом в одном, уже не стоит того, чтоб ему верили, даже и в том случае, если бы когда он сказал правду. (свт. Иоанн Златоуст, 45, 925).

Обман благовременный и учиненный с добрым намерением такую приносит пользу, что многие, не воспользовавшись этим средством, часто терпели наказание (свт. Иоанн Златоуст, 46, 29).

. Когда увидишь, что кто-нибудь, увлекаясь собственными соображениями, станет противоречить Божественному Писанию, устранись от него, как от безумного. (свт. Иоанн Златоуст, 47, 80).

Как горючее вещество от дома, удаляй ложь от своих уст. (свт, Иоанн Златоуст, 48, 610).

Нет ничего светлее и сильнее истины, равно как нет ничего бессильнее лжи, хотя бы она прикрывалась бесчисленными покровами. Ложь легко уловить и опровергнуть, а истина открыто предлагает себя всем, желающим видеть красоту ее (свт. Иоанн Златоуст, 51, 184).

. Ложь всегда изобличает сама себя тем, чем думает повредить истине, а истину обнаруживает яснее (свт. Иоанн Златоуст, 51, 378).

Так могущественна истина и так бессильна ложь! Первая, когда бывает и у простых людей, делает их славными; последняя же, хотя бы была на стороне сильных, являет их слабыми (свт. Иоанн Златоуст, 51, 380).

Ложь бессильна и легко изобличается, хотя снаружи и разрисована многоразличными красками. Как те, которые покрывают смазкою стены, близкие к разрушению, чрез эту смазку не могут поправить их, так и люди, когда говорят ложь, легко изобличаются (свт. Иоанн Златоуст, 51, 454).

Ложь есть разрушение любви. (свт. Иоанн Златоуст, 54, 965).

. Нужно большое внимание, чтобы нам не быть окраденными ложью, ибо лжец не имеет общения с Богом. Ложь чужда Богу (прп. авва Дорофей, 29, 106).

Есть три различных вида лжи: иной лжет мыслью, другой лжет словом, а иной лжет самою жизнью своею (прп. авва Дорофей, 29, 106).

Мыслью лжет тот, кто принимает за истину свои предположения, т.е. пустые подозрения на ближнего. (прп. авва Дорофей, 29, 106).

. Постараемся же, братия, никогда не верить своим самомышлениям. Ибо поистине ничто так не удаляет человека от Бога и от внимания к своим грехам и не побуждает его всегда любопытствовать о неполезном ему, как сия страсть: от сего не бывает ничего доброго, а множество смущений, от сего человек никогда не находит возможности приобрести страх Божий. Если же, по причине порочности нашей, посеваются в нас лукавые помышления, то тотчас должно обращать их в добрые, и они не повредят вам, ибо если верить своим догадкам, то им и конца не будет, и они никогда не попустят душе быть мирною. Вот это ложь мыслью (прп. авва Дорофей, 29, 110—111).

. Словом лжет тот, кто, например, от уныния поленившись встать на бдение, не говорит: прости меня, что поленился встать; но говорит. десять лживых слов для того, чтобы не сделать одного поклона и не смириться (прп. авва Дорофей, 29, 111).

. Как всякий грех происходит или от сластолюбия, или от сребролюбия, или от славолюбия, так и ложь бывает от сих трех причин. Человек лжет или для того, чтобы не укорить себя и не смириться, или для того, чтобы исполнить желание свое, или ради приобретения, и не перестает делать извороты и ухищряться в словах до тех пор, пока не исполнит желания своего. Такому человеку никогда не верят, но хотя он и правду скажет, никто не может дать ему веры; и самая правда его оказывается невероятною (прп. авва Дорофей, 29, 111 —112).

Иногда случается такое дело, что бывает крайность скрыть мало; и если кто не скроет мало, то дело приносит большое смущение и скорбь. Когда встретится такая крайность, и видит кто-либо себя в такой нужде, то может посему изменить слово для того, чтобы не вышло. большого смущения и скорби или обиды. Но когда случится такая великая необходимость уклониться от слова правды, то и тогда человек не должен оставаться беспечальным, а каяться и плакать пред Богом и считать такой случай временем искушения. И на такое уклонение решаться не часто, а разве однажды из многих случаев (прп. авва Дорофей, 29, 112).

Жизнью своею лжет тот, кто, будучи блудником, притворяется воздержным; или, будучи корыстолюбив, говорит о милостыне и хвалит милосердие; или, будучи надменен, дивится смиренномудрию. И не потому удивляется добродетели, что желает похвалить ее, ибо если бы он говорил с сею мыслью, то он сперва со смирением сознался бы в своей немощи, говоря: «Горе мне окаянному, я сделался чуждым всякого блага», и тогда уже, по сознании своей немощи, стал бы он хвалить добродетель и удивляться ей. И опять он не с тою целью хвалит добродетель, чтобы не соблазнять другого; ибо он должен бы был (в сем случае) думать так: «Поистине я окаянен и страстен, но зачем мне соблазнять других? Зачем наносить вред душе иного и налагать на себя и другую тяжесть?» И тогда, хотя бы он в том (вышеупомянутом) и согрешил, однако же коснулся бы и добра, ибо осуждать себя есть дело смирения, а щадить ближнего есть дело милосердия. Но лжец не по какой-либо из упомянутых причин удивляется, как я сказал, добродетели; но или для того похищает имя добродетели, чтобы покрыть свой стыд и говорить о ней, как будто и сам он совершенно таков, или часто для того, чтобы повредить кому-нибудь и обольстить его. Ибо ни одна злоба, ни одна ересь, ни сам дьявол не может никого обольстить (иначе), как только под видом добродетели (прп. авва Дорофей, 29, 112—113).

. Лживый человек, или боясь стыда, чтобы не смириться, или. желая обольстить кого-нибудь и повредить ему, говорит о добродетелях, и хвалит их, и удивляется им, как будто сам поступал так и знает их по опыту: таковой лжет самою жизнью своею; это не простой человек, но двойственный, ибо иной он внутри и иной снаружи, и жизнь его двойственна и лукава (прп. авва Дорофей, 29, 113-114).

. Будем избегать лжи, чтоб избавиться от части лукавого, и постараемся усвоить себе истину, чтобы иметь единение с Богом, сказавшим: Аз есмъ истина (Ин. 14, 6) (прп. авва Дорофей, 29, 114).

Кто стяжал страх Божий, тот устранился лжи, имея в себе неподкупного судию — свою совесть (прп. Иоанн Лествичник, 57, 102).

. Иной суд тому, который лжет по страху наказания, и иной тому, который лжет без предлежащей опасности (прп. Иоанн Лествичник, 57, 102).

Сплетатель лжи извиняется благим намерением; и что, в самом деле, есть погибель души, то он почитает за праведное дело (прп. Иоанн Лествичник, 57, 102).

Когда мы будем совершенно чисты от лжи, тогда уже, если случай и нужда потребует, и то не без страха, можем употребить ее.

Не знает младенец лжи; не знает оной и душа, очистившаяся от лукавства.

Развеселившийся от вина поневоле во всем говорит истину; так и упившийся умилением солгать не может (прп. Иоанн Лествичник, 57, 102).

Если. слова и дела несогласны с учением святых отцев, то не следует принимать его, а напротив, отвращаться от него, хотя бы он воскрешал мертвых и иные многие творил чудеса; особенно когда увидим, что он не принимает никаких внушений, коими хотят убедить его — изменить свое неправое мудрование, а остается упорно в своей прелести, воображая, будто жительство свое имеет на небесах (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 90).

Храни ум и сердце от учения лжи. Не беседуй о христианстве с людьми, зараженными ложными мыслями, не читай книг о христианстве, написанных лжеучителями (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 115).

Лжеучение не останавливается ни пред каким вымыслом, ни пред каким обманом, чтоб басням своим дать вид истины, и тем удобнее отравить ими душу (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 118).

Признаки учения лжи: темнота, неопределительность, мнение и следующее за ним, рождаемое им мечтательное, кровяное и нервное наслаждение. Оно доставляется тонким действием тщеславия и сладострастия (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 119).

Ложь есть источник и причина вечной смерти. (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 208).

Страшно запятнать мысль ложью; кровь человеческая не в силах омыть этих лютых пятен. Для такого омовения человечество нуждалось в Крови Богочеловека (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 480).

Когда монахи Нитрийской пустыни пришли к блаженному Иоанну Ликопольскому, то он приветствовал их, обращаясь к каждому с веселым лицом, и мы прежде всего просили его помолиться о нас. Потом он спросил, нет ли с ними клириков? (С нами действительно был один диакон, но об этом никто не знал, кроме его брата, которому он, по смирению, запретил сказывать о сем, почитая себя, в сравнении с такими святыми, едва достойным и имени христианина, не только этого сана.) Когда же отвечали, что нет, он, осмотрев всех, узнал, что между нами есть клирик, и, указав на него рукою, преподобный сказал всем: «Вот диакон». Когда же он, желая скрыть свое звание, продолжал отказываться, святой, взяв его за руку, облобызал его и, вразумляя, сказал: «Чадо! не отметай благодати Божией и не лги, отрицаясь от дара Христова; ложь чужда Христу и христианам, по малому или по важному делу будет она сказана. Если даже для доброй цели говорят ложь — и это непохвально; ибо ложь, по слову Спасителя, от диавола есть (ер: Ин. 8, 44)». Диакон молчал, принимая кроткое обличение старца (101, 132—133).

Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Другие цитаты:

Самопознание и духовное развитие личности

Цитаты про природу

Статусы про близких людей

Кому на Руси жить хорошо» Николай Некрасов

Цитаты и афоризмы про горы

0 thoughts on “Сокровищница духовной мудрости

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *